You are here: Главная Дали и кинематограф Эпатирующие образы картины

Эпатирующие образы картины

E-mail Печать PDF
В «Андалузском псе» присутствовал один из устойчивых образов Дали – «взбесившееся фортепьяно». Этот образ абсурда и алогичности, перешедший затем в живопись художника (полотна «Череп атмосферы и большое пианино», «Череп и его лирический привесок», 1934 г.).
Залитый собственный кровью дохлый осел, отрезанная рука на голом полу – это была, по теории сюрреализма «нецеленаправленная игра воображения» Принцип свободных ассоциаций, всемогущества сна, сновидений отодвигают произведение по ту сторону каких-либо моральных или эстетических соображений. Так учил отец сюрреализма поэт и психиатр Андре Бретон. Бюнюэль пояснял: «Главную функцию в ритмическом и архитектоническом построении фильма выполняют вещи. Монтаж – золотой ключ к фильму – комбинирует, комментирует и обьединяет все разнородные элементы. Можно ли достичь большей кинематографической добродетели?».
Продолжительность фильма составляла всего семнадцать минут, семнадцать минут на экране, сменяя друг друга чередовались причудливые сюрреалистические образы – располосованный бритвой глаз; мужчина, катящий за собой два рояля, набитых дохлыми осликами и живыми священниками; человек тычущий тростью в отрубленную руку из дыры в которой вылезают муравьи. Все это могло нести в себе как глубочайший смысл, а могло и вовсе ничего не значить – очередная мистификация гения.
Обновлено ( 06.09.2010 13:24 )  

Популярное

На сайте

Сейчас 70 гостей онлайн